ГРОЗА ГАНДБОЛЬНЫХ ВРАТАРЕЙ

.

(Статья опубликована в газете Пропеллер 06.11.1974 N52)

.

.

Недавно в Ростове-на-Дону закончились игры первого тура очередного XIV первенства СССР по гандболу. Отличный подарок к празднику преподнесли наши спортсмены. Одержав победы во всех встречах, они возглавили турнирную таблицу. Признанным лидером маевских гандболистов, бомбардиром команды можно считать Владимира Максимова, капитана сборной СССР. Сегодня о нем наш рассказ…

 .

После окончания заключительного круга первенства страны по гандболу в Киеве заслуженному мастеру спорта Владимиру Максимову вместе с золотой медалью чемпиона СССР был вручен приз лучшего бомбардира. Когда диктор объявил количество заброшенных им мячей, а это действительно фантастическая цифра - 243, один из болельщиков сказал: “Да, имей тренер МАИ “пулемет системы Максимова” на первенстве мира в Берлине, можно было бы стать не только чемпионом Советского Союза”.

Накануне первенства мира 1970 года в Париже тренер датчан Ханс Енсен, характеризуя игру дебютанта сборной СССР, сказал:

- Этот игрок станет грозой гандбольных вратарей. Мощность его бросков и высокая скорость внушают ужас.

Максимов оправдал высокую оценку, данную его игре Енсеном, став самым результативным нападающим советской команды. Владимир забросил 31 мяч, больше любого другого гандболиста, опередив даже легендарного румына Грую.

Через четыре года в Берлине на Максимова уже смотрели, как на надежду команды, связывали с ним ее успех. И хотя Владимиру удалось повторить свой парижский результат (он снова забросил 31 мяч и вошел в тройку бомбардиров, уступив лишь румыну Бирталану и японцу Саго), все же остался недоволен своей игрой, да и тренеры ждали от него большего. К началу первенства мира ему не удалось форсировать пик формы. Подъем начался несколько позже. Тому свидетельство - отличное выступление Максимова в трех кругах первенства страны, где он неизменно становился самым результативным игроком, причем, постоянно наращивая игровую мощь. В Глазове на его счету 51 мяч, в Ташкенте - 64, а в Киеве - 82!

Ветеран команды МАИ Сергей Журавлев, после глазовского тура, как бы предваряя реплику болельщика, изумленно, но с некоторым осадком досады говорил: “Отлично играет Максимов!... Но с небольшим опозданием. Эх, немного бы пораньше”.

Автобус с гандболистами МАИ, уже чемпионами СССР, не спеша бежал по Крещатику, а в уголке салона, где сидел Максимов, не смолкал хохот. Тренеры, искоса поглядывая на веселящихся, тоже улыбались. У всех настроение было хорошее.

После ужина в номер, где я остановился и жил вместе с тренером А. Гассиевым и начальником команды А. Пряхиным, вошел Василий Ильин и принес на проверку дневники: свой и Максимова (они жили этажом выше, прямо над нами). Никого в номере не было, и мы вышли на балкон, хотя всех жителей гостиницы администрация предупредила, что пользоваться балконами из-за их аварийного состояния не рекомендуется. Но в Киеве было душно, и мы рискнули. Опираясь на перила балкона, я и Ильин мирно беседовали. Неожиданно, сзади что-то треснуло. Откровенно говоря, мне стало нехорошо. Вспомнив предупреждение администрации, я пулей метнулся с балкона, но споткнулся об огромную спортивную сумку, невесть откуда появившуюся. А наверху раздавался знакомый хохот. Только тогда я понял, что сумку снайперски послал на наш балкон Максимов.

Познакомившись с моим героем поближе (имею в виду случившееся), я засомневался. Получится ли у меня с ним серьезный разговор? Не отделается ли он шутками?

Поезд подходил к Москве, а в моем блокноте - пусто. Я стоял в коридоре и курил. Выглянул из купе капитан маевцев Юрий Климов и закрыл дверь. Колобком прокатился мимо Володя Кравцов.

- Ну, как дела, корреспондент, - толкнул меня в плечо Саша Ратников, - что грустим?

- Да .вот такие дела...

...И я открыл свои сомнения.

- Что Володя веселый человек - это точно. Но в деле он серьезен. Ты же видел его на площадке. Идем, он сейчас один. Вот и побеседуете.

И он чуть ли не силой затолкал меня в купе, где уткнувшись в окно, сидел Максимов. До прибытия поезда оставалось сорок минут. Без ожидаемых шуток наша беседа началась.

- Пожалуйста, немного о себе. Когда вы впервые взяли гандбольный мяч?

- Мои детские годы прошли на Кубани, в Майкопе. Еще в школе занимался различными видами спорта. Нравилось играть в баскетбол, футбол, просто бегать. Но когда настало время выбирать, пришел в баскетбольную секцию. Однажды в нашем городе проходил юношеский чемпионат края по ручному мячу. В одной из игр я забросил очень много мячей, и тренеры краснодарского “Буревестника” пригласили меня в команду мастеров, а в 1965 году состоялся мой дебют.

- Вы забросили рекордное число мячей, а в среднем за игру забиваете около 10. Каков ваш личный рекорд?

- На первенстве РСФСР в 1970 году мне удалось забить 22 гола, пока этот рекорд мне перекрыть не удавалось.

- Есть ли в вашей спортивной биографии мяч, о котором вы вспоминаете с удовольствием?

- Да, это было в 1969 г., в Тбилиси, когда во встрече с ЗАСом за 5 секунд до конца матча мне удалось забить решающий мяч, и команда краснодарского “Буревестника”, за которую я тогда выступал, впервые получила бронзовые медали первенства СССР. Нам нужна была только победа, запорожцев же устраивала ничья, и тогда они завоевывали бронзу.

- Ворота какого голкипера вообще вам было труднее всего взять?

- В свое время за тбилисский "Буревестник" играл Джемал Абайшвили. Так вот его. Он отлично был сыгран с защитой, умело руководил игрой, и забросить ему мяч было очень сложно.

- К вам часто прикрепляют персонального сторожа, но не все справляются. Кто, бы смог нейтрализовать?

- Когда я играл за краснодарский “Буревестник”, то лучше всего с этой задачей справлялся Сергей Журавлев из МАИ, но вскоре мы стали одноклубниками.

- Как бы вы сами стали играть против Максимова?

- С хорошей подстраховкой. Главное - игроку с опасным броском не дать возможности получить мяч, ведь такой нападающий силен только тогда, когда у него он в руках. Значит, нужно атаковать его в момент приема. И Пеле, наверное, не забил бы 1000 голов, не получай он мяча.

- Есть ли у вас слабые стороны, над которыми еще необходимо поработать?

- Конечно. Например, не доведен до автоматизма бросок с опоры. Овладев им, можно значительно повысить результативность. Сейчас я много времени на тренировках уделяю шлифовке именно этого броска. Не на высоте еще пока наша игра в связке с Махориным, нет должного взаимопонимания и сыгранности с левым крайним Ильиным. Работать всегда есть над чем. Идеальных спортсменов, как и людей, нет.

- Если бы на гандбол, что тогда?

- Я бы с удовольствием играл в баскетбол. Часто хожу на матчи команды ЦСКА. Особенно мне импонирует стиль игры Жармухамедова. Из неигровых видов спорта, по всей видимости, занялся бы метаниями (копье или молот), но, скорее всего, копье. Очень уж красивый снаряд, особенно в полете.

- Каким вы представляете свое будущее после того, как решите оставить спорт?

- С гандболом связаны мои лучшие годы. И я не вижу ни смысла, ни необходимости расставаться с любимым делом. Так или иначе, работа будет связана с популяризацией гандбола. Верю, что наши гандболисты станут сильнейшими в мире. А ведь все начинается с мальчишек, поэтому, скорее всего, буду тренером в детской спортивной школе.

- Вы добились в спорте очень многого, но все ли мечты сбылись, или есть та, одна, заветная?

- Мечта! Есть. Хотелось бы добавить к имеющемуся комплекту наград хотя бы одну большую медаль - олимпийскую, и не важно, из какого металла она будет отлита.

- Как вы считаете, реальна ли ваша мечта? Кого бы вы взяли в компаньоны, представься, возможность осуществить ее, например, завтра?

- Я вывел бы на площадку своих одноклубников: Юрия Климова и Альберта Оганезова, Виктора Махорина и Владимира Кравцова, Виктора Плахотина из ЗАСа, Бориса Солдатова из киевского СКА, а ворота доверил бы защищать Михаилу Ищенко из ЗМетИ.

Я глянул в окно. Мы были уже под куполом Киевского вокзала. Двери купе открыл кто-то из гандболистов и прервал нас: “Володя, давай быстрей, нас институтские приехали встречать. Цветов - море!”.

Обычный ритуал: поцелуи, рукопожатия, приветствия. Когда праздничная лавина медленно направилась к автобусу, я еще раз взглянул на Максимова. Он шел несколько сзади, словно посторонний, почти волоча по земле ту злополучную сумку, и постукивал по тротуару гуцульским топориком, призом главного гандбольного бомбардира Советского Союза.

С. Тюлюбаев